Ничто не должно препятствовать движению
В рубрике Вопросы-ответы archspeech дает возможность свои читателям задать вопросы архитекторам, градостроителям, заказчикам, подрядчикам, историкам архитектуры. На этой неделе на вопросы читателей отвечал Леонид Борзенков — руководитель мастерской Архитектурного отдела ОАО Метрогипротранс.

 Галина Лещенко: Как бы вы определили стиль оформления новых станций? Обязательно ли при проектировании подземных объектов руководствоваться веяниями архитектурных новаций на земле, т.е. учитывая городскую застройку?

У каждого метрополитена есть свой стиль и он продиктован прежде всего понятиями эстетики и удобства пользования, это конгломерат полезности и красоты и нахождение золотой середины между тем и другим. Это не назовешь в чистом виде утилитарным стилем, это вот симбиоз. В каких-то городах в метрополитенах больше практического начала, где-то больше эстетического. Мы считаем, что для Москвы мы нашли свою золотую середину. 

Станция «Лермонтовский проспект»

Бесспорно, надо учитывать городскую застройки и исходить из этого. Если мы проектируем в жилых районах, где усредненная застройка, — это один подход. Там могут «жить» самостоятельные наземные сооружения, а когда в исторической среде, то, нужно быть очень-очень внимательным.

Игорь Александрович Бурганов: Последние годы скульптура уходит из оформления станций. Ваш взгляд на прошлые успехи и будущее? Планируется ли использование скульптуры в будущих станциях?

Скульптура это — художественное произведение, сейчас преследуются более утилитарные цели, чем в советские времена, особенно период сталинского времени, когда метрополитен был выразителем всего советского искусства, которое передается в народ. А сейчас, конечно же, этот вопрос уже зависит конкретно от каждой станции. Если какое-то уникальное место, если оно там уместно, то почему бы ей и не быть? Но на всех проходных станциях, конечно, вряд ли она появится. Насколько я знаю, на станции «Волхонка» планируется скульптура, там это оправдано, т.к. рядом находится музей им. Пушкина.

Лилия Водолажская: Позволяет ли технология работы метрополитена что-либо сделать с тоннелями с архитектурной или дизайнерской точки зрения?

Подобные идеи требуют определенных инвестиций, и понимания зачем мы это делаем — для размещения рекламы или украшения. Если это реклама, то нужно понять как будет работать это идея и будет ли? Если просто украшать, устраивать какие-нибудь подсветы, то это вопрос прежде всего затрат. К тому же в движении же вы не получите четкой картинки, тут все пролетает.

Станция «Жулебино»

Иван Макогон: Расскажите об основных принципах зонирования при проектировании метрополитена. Какие проблемы возникают чаще всего и как их избежать?

В основе проектирования станций лежит прежде всего идея удобного беспрепятственного движения пассажиров. И нужно стараться избегать неудобных поворотов, не допускать каких-то тупиков и непонятных застойных зон. То есть ничто не должно препятствовать движению, потому что метрополитен, и особенно московский метрополитен — это поток. Чтобы хорошо представлять себе это умозрительно, то можно представить вот как течет вода и что ей мешает. Всё что обтекает, всё что способствует потоку — все это благо. Есть опять же своя эта база знаний, которую получает архитектор, в институте и работе, плюс, конечно, специальные знания.

Станция Новокосино

Дмитрий Александрович Мисюров: Как вы представляете метро в Москве в 2147, то есть когда город будет праздновать тысячелетие? Можете ли уже сейчас спроектировать несколько станций для того времени?

Это очень далекая перспектива. Я думаю, если спросили кого-нибудь 150 лет назад о том, как человек будет передвигаться, он бы выдвинул дикое предположение на сегодняшний день, но совершенно оправданное с точки зрения того времени. Поэтому, к этому времени метро может вообще не быть, а будут такие средства передвижения как телепортация или еще что-нибудь. А в метро мы будем ходить просто как в музей.

Станция «Жулебино»

Людмила Макеева: Когда-то я читала, что архитектор Павлов с трудом заставил строителей выполнить круглые колонны на станции Нагатинская. Какие у вас встречались трудности с осуществлением проектов? Кто чаще убеждал в своей правоте: вы строителей или они вас?

Это вообще сложный процесс, но мне как-то везло и на большие жертвы не приходилось идти. Хотя у строителей всегда есть поползновение упростить, удешевить. Просто здесь вопрос — насколько ты будешь убежден в своих решениях. Если ты убежден и мотивирован этим, то всё будет успешно..

Галина Лесаева: Может ли быть одна из новых станций оформлена в экологическом стиле? В метро достаточно тускло и грустно. Возможно ли ландшафтным дизайнерам продумать озеленении станций метро? Или хотя бы тех станций, которых проходят на улице? Или это невозможно и техническое насыщение метро не позволяет это осуществить?

Под экологическим дизайном, как я понимаю, в этом вопросе подразумеваются не материалы и не энергоэффективность. Хотя что такое экология для метро? Это как раз минимизация энергозатрат и применение материалов, которые не вредны. А мы используем в основном только экологичные материалы: стекло, металл, камень. В Жулебино, например, применяются композитные панели, но это практически алюминий.

 Станция «Жулебино»

Если мы касаемся ландшафтного дизайна на станциях, то сами по себе растения и подземная жизнь — антагонистичные вещи. Для того, чтобы создать им условия для жизни, то это должны быть (даже трудно представить, что это может быть) мхи, лишайники — то чему не нужно столько активного света. Потому что если мы начнем сажать растения под землей, то их нужно осветить. Соответственно больше света, больше энергии, меньше экологичности. Обратная сторона медали. Для подземных сооружений это вопрос странный. А что касается наземных сооружений, то тут понятно. Например, Бутовская линия частично проходит на опорах по парку, и вся природа, вся жизнь находится под ней. И в общем она никому не мешает и вполне вписывается.

Юрий Селянин: Готовы ли применить системы передачи естественного света по полым счетоводам для организации освещения в подземных сооружениях, как это делается за рубежом?

А что касается световодов, то, наверное, это интересная мысль. Но надо технологию «пощупать», чтобы понять, что это такое и откуда пойдет свет. С другой стороны, вопрос сколько мы вложимся в эти технологии, насколько это будет эффективно. Не лучше ли будет применять те же светодиодные светильники, которые гораздо меньше потребляют и теперь уже вполне доступны по ценам, чем прокладывать некий световод. К тому же мы столкнемся с московской осенью. Сколько у нас света-то? С 10 утра до трех дня. А дальше что?

Станция «Новокосино»

Василий Бабуров: Можно ли прокладывать линию неглубокого заложения параллельно реке и в непосредственной близости от жилых домов? 30 метров. Как пример такого решение — участок третьего пересадочного контура от Электрозаводской до Лефортово.

Я не видел этого проекта, но на всё есть СНИПы, все проекты проходят государственную экспертизу обязательную. То есть не может быть реализовано решение, которое не соответствует техническим нормам.

Влад Другов: Почему станция Жулебино получилась такой мрачной, больше похожей на похоронный зал, чем на станцию метро? И даже те же вырвиглазной расцветки колонны с обилием зеркальных поверхностей только добавляют диссонанс в общую картину, где совместили несовместимое, такое ощущение, что центральный зал — это какое-то репетиционное помещение балета (только ещё не хватает горизонтальных поручней для бОльшей схожести), а путевые стены взяты из какого-то морга или крематория. Пожалуйста, не надо больше таких мрачных и унылых станций делать.

У каждого человека есть свое восприятие действительности. Каждый имеет право на это. Просто у человека, видимо, какой-то депрессивный взгляд на мир, потому что создавая эту станцию, мы считали её наоборот очень позитивной, яркой. И сколько я слышал мнений разных людей, всегда это вызывало хорошие ассоциации. Можно сказать, что первый раз встречаюсь с таким интересным взглядом.

Станция «Жулебино»

Что касается применения цвета в метрополитене, то, конечно, если везде начнут пускать радугу, то будет непонятна эта яркость. Каждый объект должен нести в себе что-то индивидуальное, свое. Если мы начнем это тиражировать, то это будет неправильно безусловно. Есть такая станция, другие в каком-то другом цвете сделаны, третьи — наоборот в сдержанных каких-то тонах, это тоже создание определенного настроения.

Москва 115054 ул.Бахрушина д.32, стр.2 953-46-11
953-40-04
© 2004-2017 All rights reserved
ОАО "Метрогипротранс" АРХИТЕКТУРА www.arhmetro.ru
Информагентство СА "Архитектор" www.architektor.ru

Rambler's Top100