Гость редакции CHELYABINSK.RU - Николай Шумаков: «Строить нужно не к саммиту ШОС, а для города»
18 ноября завершился прием работ участников международного архитектурного конкурса Archchel-2020. В преддверии подведения итогов корреспондент 74.ru поговорил с членом жюри Николаем Шумаковым о конкурсе, а также о настоящем и будущем Челябинска. Что делать с рекой и историческим центром, каким должен стать аэропорт Челябинск – в материале 74.ru.
 
– Николай Иванович, вы ранее жили в Челябинске – каким вы запомнили город? И сильно ли он изменился за прошедшие годы? В какую сторону?
 
– У меня и не было перерыва общения с городом – я выходец из Челябинска, а после переезда регулярно приезжал, чтоб навестить родственников. Более того, примерно в 2005 году проектировал местный метрополитен и стал ездить еще чаще. Поэтому с городом я не расставался, а жил постоянно и достаточно плотно контактировал с архитектурой, людьми, администрацией Челябинска. Надо отметить, что город хороший – и с точки зрения архитектуры, и с точки зрения соцкультбыта. Несомненно, город имеет право на мощное развитие, челябинцы достойны этого. Что касается изменений, тут всё неоднозначно. Во время строительного бума в России во всех городах было допущено слишком много серьезных градостроительных ошибок. Наряду с благоприятными изменениями, например появлением пешеходной улицы Кирова, одновременно появляется совершенно чудовищное, на мой взгляд, синее стеклянное здание на ней. Это всё явления того времени. Надо было строить – у кого были деньги, тот и строил, подумать времени не было. В этом смысле Челябинск ничем не отличается от многих российских городов, в 90-е он формировался второпях – этим объясняется его архитектурная неоднородность. Как профессионал я, конечно, вижу очень много проблем в этом городе, но они могут быть решены при желании.
 
– В Челябинске периодически возникают ожесточенные споры между краеведами и обывателями по проблеме сохранения исторического центра. Как на ваш взгляд, нужно ли сохранять историческую застройку (деревянную и каменную)?
 
– К сожалению, сейчас настало время, когда мы должны очень бережно, буквально на руках носить каждый оставшийся фрагмент застройки, который несет в себе дух XIX – начала XX века. Хватит рассуждать о том, сносить или не сносить – надо попытаться сохранить то, что еще осталось. Если мы начнем раздумывать над ценностью каждого отдельного объекта, мы, скорее всего, потеряем этот объект. Потому что экономические факторы чаще всего довлеют над здравым смыслом. Понятно, что сохранить в центре города каменный или деревянный дом конца XIX века экономически менее выгодно, чем построить на его месте современный торговый центр. Но мы говорим сейчас не о выгоде, а о душе города, культуре, которая, к сожалению, практически отсутствует в нашей стране. И это грустно. Не хотелось бы растерять историческое лицо города, не оставив ничего будущим поколениям. Поэтому моя позиция такова: нужно не раздумывая сохранять всё, что есть и пытаться органично включать оставшиеся старые сооружения в ткань города.
 
– В каком виде сохранять – на своих местах, выносить в отдельный район, передать отдельные элементы в музей?
 
– Конечно же, архитектуру нужно сохранять в теле города! Любой памятник должен жить полнокровной жизнью в городской среде и дружить с современным окружением. Разностилие, эклектичность – это свойственная черта российских городов, за исключением, пожалуй, Питера. Когда рядом гармонично сосуществуют современное здание и дореволюционная постройка – это как минимум интересно. Важен ведь баланс. А тот пример, который я приводил выше (гигантский небоскреб на Кировке) – недопустимое явление в городской архитектуре.
 
– В целом, стоит ли Челябинску расти в высоту?
 
– Тут нет универсального рецепта. Всё зависит от конкретной ситуации, экономических, градостроительных составляющих. Если вдруг логично и убедительно вырастить какой-то высотный район, неважно в центре или на периферии города, то почему бы и нет. Повторюсь, это должно быть логично, убедительно, сильно и профессионально.
 
Архитектор входит в президиум Российской академии художеств
 
– Конкурс ArchChel-2020 предполагает разработку лучшего проекта набережной реки Миасс. Какой вы видите роль реки в жизни города?
 
– Реки как таковой нет. Сегодняшняя проблема реки Миасс не в том, как обустроить ее набережную, а в том, как заполнить русло реки водой, река без воды – это не река. По реке должны ходить разные судоходные средства. Сам вопрос хороший, потому что одним приемом решить такую разнохарактерную задачу невозможно. Река течет через центр, протекает под множеством магистралей и вытекает в спальные районы, и в каждом случае она должна выполнять разную функцию. Рядом с домом хочется пойти на реку и по колено в воде ловить рыбу, стоя на центральной набережной, хочется снять шляпу перед торжественной красотой реки и города, а где-то надо бы поставить запруду и организовать небольшой водоем. Река должна органично влиться в городскую структуру и в каждом фрагменте города выполнять разнообразную функцию в зависимости от специфики места. Нужно очень грамотно и профессионально подойти к решению задачи благоустройства набережной. Прибрежная архитектура и река должны гармонично сосуществовать.
 
– Прошёл саммит ШОС, гости разъехались; что можно сделать с конгресс-центром после саммита, каким должен быть проект, чтобы здание было пригодно для дальнейшего использования?
 
– Изначально неверная постановка задачи! Нужно проектировать объект исключительно под нужды города, а на период проведения саммита минимальными средствами приспособить его под потребности мероприятия. ШОС – слишком редкое явление, нужно воспринимать его как предлог для инвестирования и, пользуясь моментом, строить надолго, хорошо и для всех. Вот такая бесхитростная позиция у нас, простых парней.
 
 Среди прочих работ Николай Шумаков спроектировал крупнейший в Европе аэровокзальный комплекс «Внуково-1» с подземным ж/д терминалом и подземным участком железной дороги
 
– Третий объект конкурса – аэропорт. Каких идей и решений вы ждете от конкурсантов?
 
– Аэропорт нужно трактовать как ворота. Ворота для въезда в город. Причем ворота не утилитарные, это должно быть уникальное по архитектуре сооружение. Именно так я его трактую, и надеюсь, что конкурсанты будут придерживаться подобного видения. Я аэропорт Челябинск знаю хорошо, и единственный объект, достойный внимания там, – это старая центральная часть со шпилем, где сейчас располагается диспетчерский пункт аэропорта. Проектировалась она наверняка под какие-то турбовинтовые самолеты, кукурузники, поэтому несколько не масштабна, мелковата по нынешним меркам. Но вещь сильная. Нужно построить городские ворота, подобные по силе, но соответствующие масштабам времени.
 
– Как в современном мегаполисе решать вопрос нехватки зелёных насаждений?
 
– Лично мне Челябинск всегда казался достаточно зеленым городом. И о проблеме нехватки зелени тут говорить не приходится. Но если принять это как факт, то одно из решений по благоустройству набережной Миасса как раз призвано решить эту проблему. Речь идет об очень плотном, активном озеленении всей прибрежной полосы. И я вижу в этом определенный смысл.
 
Как сообщал 74.ru, в конкурсе Archchel-2020 приняли участие свыше 200 претендентов. Помимо ведущих агентств России, созданием облика Челябинска заинтересовались специалисты из Австралии, Англии, Турции, Италии, Германии, Израиля и Сербии. При работе над проектами они опираются, прежде всего, на отличительные черты столицы Южного Урала. Согласно техническому заданию, перед участниками стоит задача создать объекты не только для проведения саммитов ШОС и БРИКС, но в первую очередь проекты, которые в дальнейшем будут полезны жителям и гостям города.
 
Иван Слободенюк, специально для Chelyabinsk.ru
Оригинал материала: http://chelyabinsk.ru/text/person/234517113827328.html  
Москва 115054 ул.Бахрушина д.32, стр.2 953-46-11
953-40-04
© 2004-2017 All rights reserved
ОАО "Метрогипротранс" АРХИТЕКТУРА www.arhmetro.ru
Информагентство СА "Архитектор" www.architektor.ru

Rambler's Top100